ИНТЕРВЬЮ
"ПЫШКА" - ЭТО ЛЮДИ!
Расима Мусина
Мусина Расима Азгаровна – создатель и владелец товарного знака «Пышка», известного по всей России и в некоторых городах зарубежом. Человек с опытом работы в предпринимательстве и общепите более 48 лет! Мы пообщались с ней о ее подходе к жизни, о сильных женщинах, о строгости и доброте! Думаем, что вам понравится это интервью!
Передо мной сидит человек с цепким, глубоким взглядом, в которых читается мудрость и большой жизненный опыт. Несмотря на дружелюбие и доброжелательность я чувствую внутренний стержень и строгость внутри. Мне тяжело представить, что вот эта женщина передо мной смогла одна без чьей либо помощи построить такой успешный бизнес, народный проект «Пышка», кулинарии, производства, более 1000 рабочих мест. И все это в сложный период 90-х годов, когда большая часть населения даже подумать боялись о своем деле. Честно признаться, главной целью моего общения в этот раз стало проникнуться опытом Расимы Азгаровны, заразиться хотя бы крупинкой мудрости и теми высокими стандартами, которые она для себя создала.
Дарья: Сейчас группа компаний «Эко Пышка» - это не только большая кулинарная сеть, но еще и различные производства! Например, недавно вы официально открыли молочное производство. Вы построили свое общежитие для сотрудников, сотрудничаете с сетью магазинов «Байрам» по всей Башкирии. Когда вы начинали бизнес в «Пышке», вы о таких масштабах вообще думали? Или что было тогда в голове?

Расима Азгаровна: Вы знаете, цель была одна – дать народу, простому народу, народную еду нормального качества. Наверное, это у меня с советских времен осталось, там были рамки, в которые общепит был загнан: ГОСТы, «шмосты» и так далее. И невозможность менять технологические карточки. Если ты делаешь суп овсяный, например, или суп гороховый, там 12 грамм овсянки и 2 грамма лука и так далее. Не было перспективы творить. Не было возможности влиять на эту ситуацию. В советские времена привозили, например, вагон полугнилых арбузов и распределяли их по столовым. И ты должен был эти гнилые арбузы перерабатывать. И никуда не денешься. Компот из арбузов варили. Или, например, пирожки с солеными огурцами делали. Поэтому меня вначале двигало, желание сделать то, что не было сделано в советские годы. Сейчас возможностей гораздо больше! Появляется много разных заведений! И это очень хорошо!

Как можно больше должно рождаться новых предприятий. Знаете, почему так много «Пышек» появилось, кстати? От моего неумения сказать нет! Вычитала у нашей писательницы Ларисы Парфентьевой шикарную фразу: «Сказанное «да» другому – сказанное «нет» себе». Все эти годы ко мне приходили предприниматели и говорили: «Расима Азгаровна, помогите мне выстроить бизнес. Вот у меня столько-то денег есть. Я хотел бы…». И вот так рождались эти предприятия. Приезжали: «А давайте мы по франшизе вашей откроемся». И я начинала выстраивать предприятия с нулевыми процессами и в Москве, и в Стерлитамаке, и в Салавате. Все с нуля было, вели просто за руку предпринимателей и по сути это никакая не франшиза была, это было мое неумение сказать «нет». Понимаете?

Дарья: Получается, что развитие вашей компании шло поступательно и так масштабно вы изначально не думали?

Расима Азгаровна: Я вообще думала так: сделаю быстренько небольшой общепит и уеду обратно в Москву. Я же по сей день москвичка. И так обратно в Москву я уже 20 лет еду.

Дарья: В какой момент вы поняли, что в Москву уезжать не надо?

Расима Азгаровна: Мне трудно отследить какой-то один момент. Наверное, к этому привел мой перфекционизм! Не нравится мне чужой творог, молочка – пришлось свое производство создать. Если хочешь делать качественный продукт, тебе до всего дело должно быть: и до картошки, и до «моркошки» и так далее. Поэтому одно тянуло за собой другое, я все больше погружалась в этот процесс, вот и осталась.

«СКАЗАННОЕ "ДА" ДРУГОМУ -
СКАЗАННОЕ "НЕТ" СЕБЕ»
Дарья: Вы начинали когда-то с работы повара. Насколько важно, чтобы человек, который открывает любое заведение общепита, знал работу зала, либо кухни изнутри?

Расима Азгаровна: Не скажу, что это важно для любого заведения. Например, та же самая чайная, та же самая кофейня, например, там может быть и неважно быть самому поваром. А вот с таким количеством наименований продукции, как у нас… У нас же за тысячу зашкаливает. И тут однозначно нужен специалист, ты должен сам понимать процессы. Я сейчас, например, подбираю генерального директора. Очень много людей перебрала. И готова вообще на все подвиги, но я не могу найти такого человека. Он обязательно должен владеть вопросами технологии, а таких нет! Не владея вопросами технологии, не умея оценить ситуацию, компанию можно привести к краху.

Дарья: Вы сейчас ищете генерального директора, чтобы немножко самой отойти от дел?

Расима Азгаровна: Ну не то, чтобы самой отойти от дел, пока здоровье есть, пока ноги ходят, я не отойду от дел. Но всякое может быть. Завтра меня может не быть.

Дарья: Ну, в любом случае вам 70 лет, моей маме 72, я горжусь, насколько вы обе жизненные и живые. Что должно быть в нас, молодых, сейчас, чтобы мы через столько лет могли похвастаться таким же огнем в глазах?

Расима Азгаровна: Вы в такое счастливое время живете, вы даже себе представить не можете! Ваша мама моего возраста, правильно?

Дарья: Да.

Расима Азгаровна: Вот у нас же ничего этого не было. А у вас столько возможностей быть тем, кем вы хотите быть! И перед вами весь мир лежит! Вы, молодежь, такие красивые сегодня! Столько выбора одежды, например! У нас ведь ничего этого не было. Мы, ну в лучшем случае, по блату колготки покупали. И за 200-300 грамм, за колбасой-то в Москву ездили. Вот какой жизнью мы жили.


«…У НЕГО ПОЛКИЛО ХЛЕБА В БОРОДЕ, Я В ЖИЗНИ ЕГО БЛЮДА ЕСТЬ НЕ БУДУ.
А ОН С КОРОНОЙ НА ГОЛОВЕ ХОДИТ»
Дарья: А почему тогда при том, что у нас есть все, очень много людей ленивые и ничего не хотят?

Расима Азгаровна: Потому что за последние 20-25 лет кумирами молодежи стали все эти раскрашенные девочки и мальчики со сцены, «поющие трусы», как я их называю, которые показывают, как легко им все достается. А не рабочие профессии! А я об этом кричала еще 15-20 лет назад: «Ребят, давайте рабочие профессии поднимать, восстанавливать к ним уважение». Уважение к труду должно быть! Ведь не все могут быть банкирами, юристами и звездами и Ольгой Бузовой. Вот поэтому этот перекос именно в эти годы у нас случился. Люди очень сильно отучились работать. Они же не приходят на работу и не говорят: «Я умею то-то, я хочу вот это». Нет, их вопросы: «Какой график работы? Сколько денег?» Даже в маленьких предприятиях это проблема. А представьте, что у нас!

Дарья: Я так понимаю, что вы старались подойти к этому решению глобально, через подготовку в кулинарных училищах, через общежитие? Эта программа помогает?

Расима Азгаровна: Если честно, она еще не скоро поможет. Лет 7-8, а то и 10 лет пройдет, я думаю. Вот эти наши перекосы привели к весьма печальному положению с кадрами.

Дарья: Одно время в России стало модно работать барменом. Это произошло, потому что алкогольные компании вливали большие деньги в ребят, чтобы те грамотно продавали их продукт. Сейчас модно стало работать бариста. И это помогает немного решать проблему с этими кадрами. Но несмотря на большое количество выставок, звездных шефов, почему не становится модной профессия повара? Это ведь одна из самых благостных профессий, когда ты кормишь человека. Не могу понять.

Расима Азгаровна: А тут благодаря опять же телевидению, Интернету и различным шоу, где повара готовят с артистами, к профессии повара стали относиться слишком легко! С одной стороны может это и помогает, но когда я вижу, как человек готовит, а волосы висят или ногти длинные и кольца на пальцах, меня это очень расстраивает! Ведь профессия очень сложная.

Одно дело, конечно, когда звездный шеф накрутил роллы и накормил в день, ну хорошо, 100 человек. И другое дело, когда ты работаешь на огромное количество людей со средним чеком в 100 руб. Ведь там тоже надо дать нормальное качество. Естественно, это не стейк из мраморной говядины будет, это будет что-то подешевле, но все равно еда должна быть нормального качества.

Да, и эта профессия очень тяжелая. Вот это «артистическое исполнение стейков» привело к перекосу, к неправильному восприятию профессии. Я вот одного шефа видела, вот такая борода, вот до груди прям борода! Он такой крутой пришел: «Да я! Да я!» А у него полкило хлеба в бороде, я в жизни его блюда есть не буду. А он с короной на голове ходит.

Надо доносить людям, что, да, это достойная профессия, но тяжелая.

Дарья: Я вычитала, что вы тратите большие деньги на то, чтобы там, где можно, автоматизировать процессы. Возможно ли по вашему мнению, что когда-нибудь появится ресторан без людей?

Расима Азгаровна: Никогда! Никогда! Никогда! Робот может делать салфетку. Робот будет делать ручки. Помяните мое слово, лет через 20 вы увидите много роботов, потому что жизнь очень быстро меняется. 30 лет назад я начинала бизнес, и у нас сделки в метро совершались, а телефонной связью у нас были разломанные автоматы, которые по 2 копейки глотали. И вот как все изменилось! Это какой прогресс произошел! И роботизация тоже произойдет. Но никогда не будет робота у плиты, потому что он не может там быть. Еда имеет свою энергетику, я всегда говорю. Еда должна быть приготовлена человеком, через еду можно любовь свою передать. Никогда не будет роботов на нормальной еде.

И никогда не будет искусственного мяса, которым сегодня все бредят. Не будет этого! Вся еда должна складываться из двух вещей. Первое: это должна быть хороша сырьевая база. Без этого никуда не денешься. И второе: еда должна быть свежеприготовленной. Вот эти два принципа – это основа и диетического, и лечебного, и как хотите, какого питания.

Дарья: Я у вас прочитала такую интересную фразу. Образно, какой порядок в холодильнике у хозяйки, такой она руководитель на работе. Я тогда даже как прочитала, пошла и проверила свой холодильник!) А какие еще должны быть качества в человеке? Строгость или доброта? Я, например, часто внутренне мечусь между этим.

Расима Азгаровна: Вы бы знали, как я мечусь между этими параметрами: строгостью и добротой. Важно и то, и другое. Вот жестоко наказывать человека, который испортил продукцию. Но если это действительно его вина, а не в сырье дело или в оборудовании, то почему я или кто-то должен покупать это испорченную продукцию? Сотрудник несет за это ответственность! Он покупает ее и несет себе домой, и да, у него итак зарплата небольшая, но как иначе он поймет! Это справедливо.

Дарья: Это такая справедливая строгость

Расима Азгаровна: Справедливая строгость. Вот как мама. Мама же справедливая и строгая, правильно?

Дарья: Да. У вас команда большая. Вам, как человеку с хваткой, интересно знать, контролировать все процессы. Но это же в такой большой компании невозможно?

Расима Азгаровна: Невозможно.

Дарья: И как довериться?

Расима Азгаровна: Правильно подбирать руководителя. От него 70% зависит! И я, когда подбираю человека, на все смотрю! Даже на то, как он стул поставил после беседы. На все! Абсолютно на все! И особенно, горят ли у него глаза! И чаще всего руководителями оказываются женщины. Сегодня, я не знаю, почему, пришло время такое, что мужчин настоящих-то очень мало.

Дарья: Может быть, потому что сильных женщин много стало?

Расима Азгаровна: А куда деваться-то?! Вот смотрите, может быть, я не была такой сильной в молодости. Я была хорошей женой, но меня жизнь такой сделала. Мне что, нужно было сидеть и рыдать? Мне надо было на квартиру зарабатывать в советское время. Мне надо было на ноги вставать. Мне надо было ребенка кормить, поить. Когда она выросла, мне хотелось ее красиво одеть, даже в те времена. Рыдать, сидеть? Ну не было около меня сильного мужчины!


«ЕДА ДОЛЖНА БЫТЬ ПРИГОТОВЛЕНА ЧЕЛОВЕКОМ,
ЧЕРЕЗ ЕДУ МОЖНО ЛЮБОВЬ ПЕРЕДАТЬ»
Дарья: Судьба накладывает отпечаток?

Расима Азгаровна: Да, однозначно! Да, возможно, я была бы другой, если бы я была рядом с мужчиной в самом прямом смысле этого слова, а не просто с теми, кто штаны одевают – и это мужчины. Не было такой возможности. Я, наверное, была бы другой. Я бы больше над собой работала. Но вот мне 70 лет, и я пытаюсь поменять свое внутреннее состояние. Я понимаю, что остался небольшой промежуток времени, в который я могла бы себя поменять. Я очень хочу поменяться. Если честно, я даже уроки вокала начала брать.

И я только сейчас начала это делать. И мне это очень нравится. Мои песни никому не нужны, но они нужны мне! Еще у меня столько книг не прочитано! Поэтому я тороплюсь поменяться, мне уже 70! А что говорить о молодых? Все лежит перед вами. Дерзай сегодня, вкалывай, работай! Но очень сложно найти «золотую середину». С одной стороны, дети будут видеть, что вы деловая. Сам пример «Не воспитывай детей, воспитывай себя» - актуален. Но, с другой стороны, то что вы руководитель, накладывает свой отпечаток. Ты привыкаешь уметь решать все. А ты должен зайти домой, дверь закрыть и быть другой. К сожалению, вот этому надо учить.

Дарья: Какой самый главный совет вы могли бы дать тем девушкам, которые в начале пути?

Расима Азгаровна: Это тот совет, который дала мне мама. Я помню, она шила фуфайки для всех окрестных деревень, у нас вечно баулы лежали. Я терпеть не могла это дело, но исправно крутила ручку швейной машинки, как просила мама. Мне так надоедало это! Мне же хотелось на улицу бежать, а мама постоянно распарывала фуфайки, переделывала. И я злилась и спрашивала ее: «Зачем ты это делаешь? И так сойдет!» А она отвечала так, что я до сих пор ее слова помню: «Ты всегда делай для людей лучше, чем для себя». Вот такой совет я бы дала. Если бы так делал каждый в своей области: лучший пирожок, лучшие котлеты. Я могу плохую котлету съесть, а человеку я не должна ее дать.

И еще один совет, конечно, надеяться и рассчитывать на себя в любом случае. Даже если рядом сильный мужчина, нельзя расслабляться и рассчитывать только на него, потому что так он будет чувствовать твою слабость и пользоваться моментом. Поэтому нужно работать или заниматься своим делом.

Made on
Tilda