ИНТЕРВЬЮ
КАК ИСПОЛНЯЮТСЯ МЕЧТЫ!
Ира Хайдарова
Вы могли видеть ее на обложках Marie Claire, Bazaar, французского ELLE, в рекламе Schwarzkopf и Garnier. Она исполнила мечту миллионов девочек: когда-то загадала желание на вершине Эйфелевой башни, и оно сбылось. С Ирой Хайдаровой я поговорила о работе модели, о Париже, о ее муже французе и работе в Китае. Красивая, ироничная и абсолютно искренняя Ира Хайдарова в интервью на сайте!
Дарья: Ты очень классно пишешь в своем Instagram. Ты когда-нибудь мечтала стать журналистом?

Ира: Да, мне кажется, я с удовольствием бы занималась журналистикой. В юности я вела дневники! Это было из серии все плохо, нет "мужика", отношений, потом отношения начинались и писать уже не хотелось. А когда я стала работать моделью и куда-то выезжать, у меня стали брать интервью, и некоторые я начала писать сама, точнее сама отвечала на вопросы, которые мне давали. А потом перечитывала то, что написала, и думала: как же здорово я пишу!

Дарья: Но в итоге ты стала моделью. Ты помнишь свои первые шаги?

Ира: О моделинге я действительно мечтала. У меня папа футболист, мне было 3 года, когда он начал возить меня по сборам. И папа мне рассказывал, я любила переодеваться в разную одежду и устраивать показы перед футбольной командой. Я выходила и говорила: это платье от такого то «дизайнера», сейчас я пойду, переоденусь, покажу другое. И пока они там сидели на своих сборах или в кафе, я бегала, переодевалась, воображала себя на подиуме. Я сходила по моделингу с ума. Когда начались съемки, у меня горели глаза, мне не нужны были даже деньги, я просто кайфовала от работы и обожала ее!

«...В КАКОЙ-ТО МОМЕНТ Я ПРОСТО ПОДСКАЛЬЗЫВАЮСЬ НА КАМНЕ, ПАДАЮ В РЕЧКУ В ЭТОЙ ОДЕЖДЕ, КОТОРАЯ СТОИТ ПРОСТО ТЫСЯЧИ ТЫСЯЧ ЕВРО. С НЕЕ ДАЖЕ ЛЕЙБЛЫ НЕ СРЕЗАНЫ БЫЛИ, ЧТОБЫ ВЕРНУТЬ ПОСЛЕ СЪЕМОК...»
Дарья: Опиши пример какой-то сумасшедшей съемки, которая тебе запомнилась на всю жизнь?

Ира: Мне сразу вспомнилась съемка в Дубаях. Мы снимали коллекцию «Dior» около устья реки, и был бешеный ветер. Одежда, в которой мы фотографировались, была очень дорогой и нужно было ее вернуть, поэтому мы там почти не шевелились, чтобы не запачкать. И в какой-то момент я просто подскальзываюсь на камне, падаю в речку в этой одежде, которая стоит просто тысячи тысяч евро. С нее даже лейблы не срезаны были, чтобы вернуть после съемок. Я вылезаю из воды, с меня все течет. Они даже сделали фотографию, которая потом была на обложке. Я вылезаю, такая простая русская девчонка и говорю: I'm so sorry, я больше не буду. Тогда меня простили.

Дарья: После Китая как ты попала в Париж?

Ира: В Китае я проработала семь лет. Меня в итоге затянуло, я еще влюбилась в мальчика-модель, ходила на все кастинги с горящими глазами и просто брала все работы. На кастинге стояло 110 девочек, а выбирали меня. Поэтому я очень долго прожила в Китае. Но когда мне исполнилось 27, я решила, что пора переезжать, подписала контракт и уехала во Францию.



«…КОГДА ГОВОРЯТ, ЧТО МОДЕЛИНГ - ЭТО ГРЯЗНО, ТОЖЕ НЕ СОГЛАСНА»
Дарья: О модельном бизнесе существует много мифов. Расскажи о них.

Ира: Ну, например, я никогда не сталкивалась с конкуренцией, когда шпильки в туфли суют или что-то типо того. И когда говорят, что моделинг – это грязно, тоже не согласна. Я никогда не сталкивалась с двусмысленными предложениями. Когда-то просто расставила для себя границы, что я модель, а не эскорт, и все это обходило меня стороной.



Дарья: Что бы ты посоветовала молодым девочкам, которые хотят стать моделью?

Ира: Посоветовала бы уметь хорошо общаться, уметь дружить с фотографами, стилистами и усердно работать, не жаловаться, не выпендриваться, стремиться быть профессионалом.. И нужно уезжать. Не только из Уфы, но даже из России! И это очень страшно, потому что ты едешь в никуда. Знала бы ты, как я рыдала раньше в аэропортах, когда улетала. Это сейчас проще, так как у меня своя семья, и я точно знаю, что скоро вернусь. Еще нужно быть удачливым и находить хороших людей. И еще я бы посоветовала удалить Инстаграм для таких девочек, потому что там слишком все красиво показано и совсем неправда.

Дарья: Как моделям вырваться из Уфы?

Ира: В данный момент на самом деле не так сложно это сделать. Главное – найти хорошего агента, который действительно будет заинтересован в тебе, сделать классную фотографию. И можно поехать, там уже все от тебя зависит. Сейчас легко вырваться. Я же сама скаутирую девчонок.

Дарья: Ты писала, что планировала полететь после Парижа в Лондон и Нью-Йорк, но отношения, которые у вас начались, изменили твои планы. Ты не жалеешь о том, что ты не уехала?

Ира: Если бы мой муж Чарли оказался каким-то не таким в итоге, то я бы, скорее всего, пожалела. Но Чарли классный, поэтому нет, я не жалею. И потом, мне было уже 27 лет, и я устала уже. И того блеска в глазах, который был в начале, тоже уже не было. 10 лет с блеском в глазах ты же не походишь. Я захотела стабильности, и Чарли мне ее дал! Была квартирка с видом на Эйфелеву башню, была работа, французская жизнь….а потом, через год мне стало скучно! И я решила снова ехать в Китай. Я сказала мужу: «Сейчас я поеду, немножечко поработаю и вернусь». А он не отпустил и поехал со мной.

Причем он это сделал не из ревности, а потом что раскусил меня, понял, чтобы я поверила в него, мне нужно доказать, что что бы ни случилось, он будет рядом. Я таких мужчин никогда не встречала и думала, что такого вообще не может быть. Он изначально стал для меня другом. Когда мы познакомились, у меня еще были отношения на расстоянии, и я воротила нос. А он просто ходил за мной и создавал сказку. Все эти свидания, когда вы еще не вместе, но уже что-то намечается, и вы ходите за ручку. Эти парижские мосты, эта осень, эти листья, в шарф кутаешься, где-то пьешь кофе постоянно…

Мы ходили по ресторанам, сидели на террасах осенью, когда уже обогрев включен, и ты наслаждаешься погодой. А после еды он всегда отлучался и оплачивал счет. Он делал так, чтобы я не видела никаких цифр, чтобы ничего не нарушало магию вечера.

«ВСЕ ЭТИ СВИДАНИЯ, КОГДА ВЫ ЕЩЕ НЕ ВМЕСТЕ НО УЖЕ ЧТО-ТО НАМЕЧАЕТСЯ, И ВЫ ХОДИТЕ ЗА РУЧКУ. ЭТИ ПАРИЖСКИЕ МОСТЫ, ЭТА ОСЕНЬ, ЭТИ ЛИСТЬЯ, В ШАРФ КУТАЕШЬСЯ, ГДЕ-ТО ПЬЕШЬ КОФЕ ПОСТОЯННО...»
Дарья: То есть это миф, что французские мужчины скупы?

Ира: Ну, во-первых, Чарли на самом деле поляк. Он, конечно, во Франции родился, но он очень близок к нам. Но если говорить про французских мужчин в целом, то у меня есть девчонки, кто замужем за французами. И там тоже все хорошо. Может, когда они выбирают русскую, то сразу понимают на что подписываются? (смеется)

Дарья: Твоя история похожа на исполнение мечты! Это правда, что когда-то ты загадала в Париже желание, и оно сбылось?

Ира: В 19 лет я выиграла конкурс в Уфе и полетела в Париж. Я много гуляла и бродила по Парижу одна. Не знала языка, поэтому даже хот-дог купить было сложно, и я питалась как бомж. И в какой-то момент я пошла на Эйфелеву башню. Выстояла огромную очередь, поднялась на самый верх и подумала: «Вот сюда я вернусь с любимым человеком, я больше не буду одна». И тут башня вся засверкала, я не знала тогда, что после шести вечера она загорается огоньками, поэтому было волшебно!

И потом, когда я уже была с Чарли, оказалось, что в тот год он жил рядом с моим отелем, мы ходили параллельными улицами, но не встретились тогда. И на башню я вернулась уже с Чарли. Он кому-то позвонил, мы обошли всю очередь, зашли с какого-то другого входа, поднялись на каком-то специальном лифте на самый верх, где был накрыт стол, стояло шампанское и он сказал: «Ты же об этом мечтала!». И тогда мы с ним загадали желание, что мы сюда вернемся с 2 детьми

«ВЫСТОЯЛА ОГРОМНУЮ ОЧЕРЕДЬ, ПОДНЯЛАСЬ НА САМЫЙ ВЕРХ ЭЙФЕЛЕВОЙ БАШНИ И ПОДУМАЛА: "ВОТ СЮДА Я ВЕРНУСЬ С ЛЮБИМЫМ ЧЕЛОВЕКОМ...
»
Дарья: У тебя часто мечты сбываются?

Ира: Возвращаясь опять же к дневникам, я поняла, что все, что я пишу, сбывается. Или все что рисую, в общем, все, что идет от руки. С Чарли связана еще одна романтичная история. За год до встречи с ним, я была в Италии, и мы с подругой заехали в Верону в домик Джульетты. На втором этаже там стоит ящик с письмами, и ты можешь написать ей письмо. Я написала, что встречу человека, он будет очень высокий, у него будут сильные руки, еще какие-то определения. Написала, что он будет любить меня очень-очень сильно, будет уважать, будет всегда прислушиваться к тому, что я хочу. Знаешь, вроде бы такие шаблонные фразы, но в то же время такие важные.

Потом мне в ту же ночь снится сон, что я в каком-то тумане, и тут очень далеко стоит этот человек, он протягивает мне эту большую сильную руку и говорит: «Подожди, пожалуйста. Нужно подождать». Я говорю, я не могу ждать. У меня очень были драматичные отношения перед ним. Это было очень сложно. Я говорю, я не могу ждать. А он сказал: «Я приду».

«Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности»
Дарья: У вас есть проблемы из-за разницы в менталитетах?

Ира: Скажу честно, мы не ругались никогда, пока не родился Сашка. Тут проявился разный подход к воспитанию, сразу стало видно, что мы из разных стран, семей, что мы по-другому на все это смотрим. Хотя раньше казалось, что даже думаем одинаково. Причем в чем конкретно разница сразу и не скажешь. Просто рождается ребенок, появляются все эти книги для мам, инстаграмы для мам, бабушки с обеих семей. На тебя все давят, и ты начинаешь срываться на самых близких. Все высказываешь! Но даже если мы очень сильно ругаемся, мы понимаем, что это ничего не может изменить между нами.


«…ЕВРОПЕЙСКИЕ ЖЕНЩИНЫ В ДЕКРЕТЕ СИДЯТ МЕСЯЦА 3 ОТ СИЛЫ И ТАКЖЕ КОРМЯТ ГРУДЬЮ...»
Но в Европе, конечно, совсем по-другому относятся к материнству и декрету. Они дают больше свободы детям, не сходят по ним с ума, как это делаем мы. В декрете они сидят месяца 3 от силы и также кормят грудью. Я помню, когда Сашке было два месяца, мои французские подруги спрашивали меня, долго ли я еще буду его кормить грудью. И когда я им ответила, что около года, на меня посмотрели, как на сумасшедшую.

Но своему ребенку я все же даю много свободы. Когда мы летели сюда, Сашка бегал по всему салону от начала бизнес класса, до конца хвоста, а я сидела и пила кофе. 16 раз и 50 с ним так побегала и поняла, что больше не буду. И потом ко мне даже подходил пилот, потому что Сашка долбился в дверь кабины самолет.

Дарья: Ты ожидала такого, когда была беременна?

Ира: Я думала, что у меня будет спокойный ребенок, потому что я во время беременности везде ловила дзэн. Но случилось не так. Мне все говорят: «Будет легче, будет легче!». Легче не стало, но скорее я просто привыкла, что у меня неспокойный ребенок.

И для меня самое пугающее в материнстве не то, что я не высыпаюсь или плохо себя чувствую, а то, что я не живу своей жизнью, мне всегда страшно за своего сына. Я перфекционист, и даже «работу» матери хочу делать на отлично. Я могла выйти на работу, могла не кормить, но я не стала, я старалась сделать лучше для него. Сейчас это все аукнулось тем, что он без остановки хочет только маму. "Мама, мама, мама!" Даже если оставляю его на день с бабушкой на даче, то чувствую себя виноватой.

Дарья: Материнская любовь сразу проявляется?

Ира: Нет. Когда он только родился, я смотрела и ничего особо не чувствовала. Ко мне любовь пришла позже, когда он стал расти. Он вот мучает меня, заколебывает, а я смотрю и думаю: «Какой ты хорошенький, миленький, зайка, какой ангелочек, я так тебя люблю". Получается, как в отношениях с мужчинами, когда со временем узнаешь все недостатки и начинаешь приспосабливаться.

Дарья: А кто у вас главный в семье? Существует для вас вообще такое понятие?

Ира: Чарли думает, что я, потому что он меня боится, он мне говорит, что никого вообще никогда не боялся так, как меня. Ну, на самом деле, конечно, сейчас много он решает, а я просто подстраиваюсь.

Дарья: У вас гражданский брак PACS был? Что это такое?

Ира: Во Франции есть два вида брака: обычное замужество, как у нас, а есть PACS. PACS изначально придумали для людей нетрадиционной ориентации, чтобы узаконить их отношения. То же самое, как гражданский брак на самом деле, но ты подписываешь документ в мэрии официально. Разница в том, что тебе это дает все привилегии по поводу документов, можно получать вид на жительство, вы вместе платите налоги. А с другой стороны, если вдруг ты передумала, ты можешь пойти, сказать: "Я расторгаю с ним отношения". И они его даже не спросят. Ты в одностороннем порядке просто можешь все это расторгать. И еще ты подписываешь документ, что вы не претендуете на имущество друг друга. Очень романтично. (смеется)

Дарья: Ты думаешь о том, чем бы ты хотела заниматься дальше?

Ира: Раньше я хотела открыть свое модельное агентство, стала даже заниматься скаутингом. Но потом обожглась на одной девушке, которая просто исчезла после того, как я ей помогла. А я даже ведь не ради денег это делала. Мне действительно хотелось ей помочь. Поэтому пока о будущем я не думаю. Моделинг меня еще не отпустил, я занимаюсь им. Я думаю, у меня само собой все происходит, когда что-то логически завершается в жизни, появляется что-то новое. Я живу больше интуитивно.

«…ОНИ СВОБОДНЕЕ МЫСЛЯТ ВО ВСЕМ. ИМ НЕВАЖНО, ЧТО ТЫ О НИХ ПОДУМАЕШЬ, ОНИ БУДУТ КУРИТЬ, ПИТЬ СВОЕ ВИНО...»
Дарья: Существует мнение о парижанках, как о каких-то уникальных женщинах, выделяющихся из всех наций. Это правда или это надуманно?

Ира: Они свободнее мыслят во всем. Им неважно, что ты о них подумаешь, они будут курить, пить свое вино, и им абсолютно плевать на других людей. Мне кажется, они эгоистки. Наши себе такого не позволяют. Например, та же парижская мода, красная помада и вот этот черный цвет. Почему они это делают? Потому что они ленивые и это удобнее всего. Одел черное, губы накрасил, очки надел и все, ты будешь красотка.

Дарья: Когда ты чувствуешь себя по-настоящему счастливой?

Ира: Когда мы собираемся всей семьей! Первое время я уезжала на год, потом стала возвращаться каждые полгода, пока не поняла что семья – это самое важное. А она у меня большая!

«Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности»
Made on
Tilda