ИНТЕРВЬЮ
СЛЫШАТЬ ГОЛОС СЕРДЦА
Дарья Львова
Героиней интервью сегодня стала Дарья Львова, солистка коллектива «Сопрано» Михаила Турецкого. Девушка с потрясающим голосом и внешностью львицы, что созвучно ее фамилии. Даша родом из Уфы, уехала отсюда 10 лет назад и реализовала свою мечту – петь на сцене. Сейчас ее можно увидеть на сцене Кремлевского дворца, на всех крупных концертах, с гастролями по России и другим странам. Нам было очень интересно побеседовать о соотношении таланта и работы над собой, о том как петь и не плакать, как быть счастливой и что такое российский шоу бизнес!
Предисловие
Мы договорились встретиться в кофейне. Я пришла раньше и в ожидании еще раз просматривала фотографии Даши с концертов и выступления. Медные волосы, пронзительные глаза, статная фигура в вечерних платьях. Не подступиться. Поднимаю глаза и вижу уже реальную Дашу Львову перед собой. Белая толстовка с капюшоном, джинсы с кедами, собранные в пучок волосы, веснушки и глаза, все такие же. Не подступиться) Мы учились в одном институте больше 10 лет назад, и первый раз я увидела Дашу сразу на сцене актового зала. Она пела что-то очень сложное, знаете, не те песни, которые проще всего вытянуть в караоке. Я вспоминаю сильный голос, длинные медные волосы и ощущение, что этот человек неохотно подпускает к себе новых людей.

Дарья Захарова: Мое первое впечатление тогда было верным?

Дарья Львова: Отчасти. Я действительно довольно закрытый человек, но сцена и моя работа требует от меня быть позитивной и улыбчивой.

Дарья Захарова: С какого возраста ты поешь?

Дарья Львова: Пою с трех лет и всегда хотела стать певицей. У нас достаточно мелодичная семья. Папа несмотря на то, что работал в нефтяной компании, очень хорошо играл на фортепьяно. У бабушки очень хороший слух, да и у мамы, как выяснилось! Хотя долго не замечала за ней этого. Недавно мы вместе ездили на отдых в Турцию, и она спела одну из моих песен, и у нее очень хорошо получилось!

Первое свое выступление помню отчетливо. Это была зима, и я была в меховой советской шапке, которая завязывалась на шее. Я участвовала в спектакле про большую черепаху и львенка в кружке, которая тогда находилась в парке Якутова. Я помню, что на роль черепахи меня взяли, потому что у меня хорошо получалось говорить фразу «Я большая черепаха», хотя я бы с удовольствием сыграла львенка, ведь у меня фамилия Львова! Это мои самые первые воспоминания.

Дарья Захарова: У тебя были в детстве кумиры, по которым ты фанатела?

Дарья Львова: Да, я была в восторге от Бритни Спирс! Ей тогда было 16 лет и вышел ее клип Baby one more time, и она мне очень нравилась! Причем я говорю именно про ее образ, про самоотдачу, с которой она работала!

Дарья Захарова: В то время еще была популярна Кристина Агилера. Она тебе меньше нравилась?

Дарья Львова: Они немного разные. У Кристины был неоспоримый талант. Она начинала петь, и этого было достаточно. У Бритни Спирс такого таланта не было, и именно из-за этого ей приходилось гораздо больше работать, строить более яркие образы, танцевать. Мне это тогда очень понравилось.


Дарья Захарова: Итак, ты знала, что хочешь петь и выступать на сцене, почему ты оказалась в институте сервиса? На кого ты там училась?

Дарья Львова: Я училась на специалиста по туризму. В те годы эта профессия еще имела смысл в отличии от сегодняшнего дня. Ты знаешь, моя мама никогда меня не отговаривала от пения, я даже ходила в начальную музыкальную школу. Но она считала, что этим на жизнь не заработаешь. Поэтому сначала я поступила вообще на юридический факультет, проучилась там год и поняла, что вот это вообще не мое! Я никогда не смогу работать в юриспруденции и в правоохранительных органах, поэтому я сменила специальность на туризм.

Дарья Захарова: Если бы у тебя не получилось со сценой, неужели ты себя видела где-то еще?

Дарья Львова: Да, я даже работала в туристической фирме, и если бы не смогла стать певицей, скорее всего работала бы там, ездила бы в рекламные туры и жила спокойно, но все получилось по-другому. Для меня это обучение было запасным аэродромом, если не получится с пением.

Дарья Захарова: Все получилось по-другому после того, как ты попала к Михаилу Турецкому в его проект «Сопрано». Расскажи, как это получилось

Дарья Львова: В один из дней мне позвонила моя лучшая подруга, с которой мы дружим уже 25 лет. Она тогда жила в Москве и ее знакомый сообщил ей о кастинге в новый проект Михаила Турецкого. Это было 8 марта 2009 года, 10 лет прошло! А уже 16 марта я прилетела в Москву, пошла на этот кастинг и прошла его вместе с другими девушками!





Дарья Захарова: На вашем сайте написано, что SOPRANO – «созвездие женских голосов. Уникальный вокальный проект, не имеющий аналогов в мире. Все многообразие и богатство существующих в природе голосов: от самого высокого (колоратурное сопрано) до самого низкого (меццо)» (цитата с сайта www.sopranomusic.ru) И ты в этом проекте отвечаешь за драйв сопрано. Какая идея вложена в этот проект?

Дарья Львова: К тому времени хору Михаила Турецкого уже было 20 лет. И это действительно уникальный проект, который может исполнять абсолютно разную музыку на разного зрителя. И у Михаила возникла идея сделать женскую версию этого проекта. Собрать воедино разные голоса, разные тональности и сделать коллектив, который одинаково хорошо может исполнять и эстрадные песни, и народные, и академические. Поэтому к каждой из нас он подходил индивидуально. Вытаскивал какую-то изюминку изнутри и создавал вокруг этого образ. У меня от природы голос для, так скажем, роковых партий, поэтому он назвал мой стиль исполнения драйв сопрано. В коллективе я отвечаю за это. Есть Иветта, у которой прекрасно получаются латиноамериканские мотивы, есть Женя, у которой больше академический вокал, есть девочка с народным уклоном. Так и родился наш коллектив.

Дарья Захарова: Это интересно, что ваш продюсер опирался на вашу индивидуальность, а не подстраивал вас под нужный образ! А ты бы смогла, если бы он тебе сказал, изменить свой образ, стать другой? Для примера можно привести историю героини «Звезда родилась», когда вначале фильма она исполняет и выглядит как кантри певец, а далее шоу бизнес делает из нее диву в стиле Леди Гага?

Дарья Львова: Конечно, в фильме утрировали достаточно сильно, но я понимаю о чем ты. Думаю, что это зависит от адаптивности и гибкости артиста. Насколько он готов подстроиться и прогнуться. Я знаю, что меня нельзя заставить выйти на сцену в открытом образе с короткой юбкой и ресницами, которые расчесывают твои волосы, когда ты моргаешь. Я не смогла бы сломать свой характер так. Но если бы мой продюсер предложил мне попробовать себя в другом музыкальном материале, например, в балладах, романтических мелодиях, я думаю, что согласилась бы. Я именно про смену музыкального стиля, а не про внешний облик.


«…МЕНЯ НЕЛЬЗЯ ЗАСТАВИТЬ ВЫЙТИ НА СЦЕНУ
В КОРОТКОЙ ЮБКЕ И С ОГРОМНЫМИ РЕСНИЦАМИ…»
Дарья Захарова: У тебя не было звездной болезни, когда ты попала на сцену?

Дарья Львова: Меня нельзя назвать известной или медийной. Нас не так часто узнают на улице, только если мы при полном макияже и нарядах не едем на концерт в метро. И тогда многие удивляются, как это мы и метро! Я даже не могу сказать, что сильно изменилась за эти 10 лет! Причем это не мои слова, а взгляд моих друзей и родных со стороны. Да, стала где-то строже, опытнее, но в целом я все та же Дашка со сцены актового зала УГАЭС.

Дарья Захарова: Я знаю, что этот вопрос вам задают на каждом интервью, но тоже не могу не спросить. У вас коллектив девчонок, как вы уживаетесь, ведь вы проводите много времени вместе!

Дарья Львова: Женский коллектив – это женский коллектив где бы он ни был. Поэтому, как и везде, бывает по-всякому. Каждая из нас бывает без настроения или в определенном психологическом состоянии. Но мы уже как одна семья, это уже не работа. И мы знаем особенности и характер каждой. Например, я вспыльчивая. Мне достаточно нескольких фраз, чтобы я закипела, а есть девочки, которым можно все высказывать, они будут молча слушать, а потом просто скажут: «Ты все? Высказалась?» и резюмируют свое. Самое главное, мы все понимаем, ради чего мы вместе! Ради зрителя, ради сцены. Ведь у нашего коллектива есть еще и просветительская миссия. Мы ездим по другим странам с концертами «Песни Победы», и в каждой стране наша задача показать, что русские не хотят войны. Меня это действительно вдохновляет! Или мы с девочками периодически посещаем разные музыкальные школы, рассказываем о профессии, разговариваем с учениками. Это тоже может быть им полезно.
«…В КАЖДОЙ СТРАНЕ НАША ЗАДАЧА ПОКАЗАТЬ,
ЧТО РУССКИЕ НЕ ХОТЯТ ВОЙНЫ»
Дарья Захарова: Я читала, что у Хора Турецкого и у вас нет какого-то жесткого договора. В свете последних скандалов с лейблом Black star и разрывами контрактов с их артистами мне интересно, почему ваш продюсер не составляет контрактов?

Дарья Львова: Я не знаю почему. Но, что в хоре, что у нас в коллективе, люди очень долго работают! Нас, с первого кастинга, осталось до сих пор 4 девушки, и мы работаем уже 10 лет! Еще две девочки присоединились в 2015 году. В Хоре Турецкого та же самая ситуация. Думаю, что дело просто в том, что все по любви.

Дарья Захарова: В армии есть поговорка: плох тот солдат, кто не мечтает стать генералом. В твоей профессии насколько важны высокие цели, амбиции, например, выступать сольно?

Дарья Львова: Могу честно признаться, что я думаю об этом. И нет, я не исподтишка записываю песни и рассылаю их продюсерам. Мой руководитель знает про это. Просто я верю в такую вещь, как предназначение. Если суждено, то когда-нибудь случится. Но выступать сольно – это такой адский труд, ведь все завязано на тебе! Обычно концерты длятся 1.40 минут, это колоссальные энергозатраты даже для коллективных выступлений, а тут ты один и помимо песен ты должен общаться со зрителями, выстраивать диалог, держать их внимание! Это очень сложно! Хотя я понимаю, что и отдача другая!

Когда ты работаешь в коллективе, у тебя есть всегда плечо, на которое ты можешь опереться. Например, если чувствуешь, что заболела, попросить спеть твою партию. Это возможно, потому что мы много репетируем, знаем сольные партии каждой из нас. Или когда настроение на нуле, в команде проще поднять его!

Дарья Захарова: Кстати, о настроении! Сцена – это про отдачу себя. Как это возможно сделать, если перед концертом ты понимаешь, что ты эмоционально пустая?

Дарья Львова: Выступление – это всегда энергообмен cо зрителем. Я в нашей команде отвечаю за приветствие. И когда мы выходим, и я говорю, например, «Привет, Казахстан!» я чувствую такую мощную отдачу из зала! Это ни с чем не сравниться! Во время самого концерта эта волна то усиливается, то слабеет. Иногда после подъема ты вдруг чувствуешь, что ты отдаешь в зал, делишься, а обратно не получаешь, но это проходит, и после окончания выступления ты весь наполнен этой энергетикой. Мы исполняем известные мировые хиты и где-то поем вместе с залом. Например, известная песня Зыкиной «Волга». И когда видишь, как прожектор высвечивает лица зрителей, и они поют, даже самые молодые девушки, которые вроде бы не должны знать эту песню, это так классно! Ну, и конечно, когда после концерта к тебе, молодой женщине, подходит бабушка и благодарит за выступление… Вот ради таких моментов мы работаем!

Дарья Захарова: Меня всегда интересовало, как солисты исполняют песни с трогательным, глубоким или грустным смыслом, вызывающие слезы у зрителей, и сами не плачут. Как такое возможно?

Дарья Львова: Это очень сложно! Тяжело сдержать эмоции! Особенно, когда поешь песни Победы. У нас в репертуаре есть песня «Русские не хотят войны», и, например, когда мы исполняем ее перед зрителями в других странах, в зале раздают текст песни на их языке, чтобы слушатели понимали о чем речь. И вот, когда ты начинаешь петь, а песня начинается со слов «Люди мира, встаньте», и они правда начинают вставать, тяжело сдержать эмоции, кусаешь себе губы, держишься.

А еще помню мы выступали на юбилее одного мэра и пели песню «Поговори со мной, мама». И там в зале как раз сидела его мама, такая милая, хорошая. И вот когда мы пели перед ней, опустившись на колени, все девчонки рыдали. Поэтому да, это тяжело.


Дарья Захарова: Вы поете без фонограммы. Как ты относишься к артистам, которые грешат этим?

Дарья Львова: Знаешь, иногда и мы поем под фонограмму. Обычно это происходит, когда под запись снимается концерт для федеральных каналов. И дело тут не в том, что волнительно или еще как-то. Просто у каждого исполнителя свой звукорежиссер, и он просто физически не сможет быстро подстроиться под своего артиста. У каждого своя тональность, своя частота.

А если это происходит на сольных концертах, то ну что ж, это его право. Сейчас такое встречается все реже, потому что петь живьем стало модно, этим гордятся!

«…ПЕТЬ ЖИВЬЕМ СТАЛО МОДНО…»
Дарья Захарова: А как возможно петь живьем и при этом танцевать? Я всегда, когда смотрела концерты Бьенсе, удивлялась этому.

Дарья Львова: Это тяжело, но дело тут не только в самом артисте и его подготовке. Важно все: техническая база, оборудование, звук, свет, удобство костюма, обуви даже. И это история не про Россию. Шоу бизнес пришел к нам из штатов, и у нас пока это совсем не развито. Если в городах «миллионниках», как Уфа, еще можно что-то найти по оборудованию тому же, то когда приезжаешь в более мелкие города: Магадан, Сызрань, Кемерово – там нет вообще технической базы. Не то что организаторы не хотят, но просто в городе нет нужного звука или света. Можно вести из другого города, но во-первых, это сразу отразится на стоимости билетов, а во-вторых, если у тебя тур по России, сегодня ты в одном, завтра в другом месте, то оборудование просто не успеет прийти.

Дарья Захарова: Как вы восстанавливаетесь при таком бешеном графике, когда выступления каждый день?

Дарья Львова: У нас с этим еще попроще. Если брать Хор Турецкого, то у них вообще может быть 26 концертов за один месяц! И единственный нормальный способ восстановиться в таком случае – это сон! Все эти истории про сырые яйца, которые нужно пить – полный бред. Главное – это высыпаться. Поэтому мы спим в автобусах, в поездах, самолетах. Это важно.

Дарья Захарова: Если бы не случился SOPRANO, ты бы попробовала себя в Фабрике звезд или Голосе?

Дарья Львова: В Фабрике точно нет. Я знаю, как там все делается, и мне это не нравится. А в Голос я даже ходила на кастинг. Причем там была интересная история. Буквально за пару дней до кастинга был концерт в Кремлевском дворце, и его показывали на Первом канале. И там мое лицо было крупно на весь экран. И когда я пришла на «Голос» Юрий Аксюта, продюсер, сказал: «Знаем, знаем, видели вас недавно». И спросил, а точно ли мне это надо. Там нужно было выбирать: либо «Голос», либо «Сопрано», потому что у нас в одно время совпадали гастроли и съемки передачи. Поэтому, когда мы все это обсудили, я приняла решение не идти и остаться со своим коллективом.

Дарья Захарова: После выхода этой передачи («Голос») я стала думать, что талантливых исполнителей у нас гораздо больше, чем может вместить в себя сцена. Почему кто-то становится звездой, а кто-то нет?

Дарья Львова: Потому что одного таланта мало. По моему мнению, в успехе исполнителя 80 % завязано на труде и работе, только 15% на таланте и еще 5% можно отдать случаю. Это не значит, что каждый человек, кто задался целью стать известным певцом и усердно работает над этим, обязательно добьется успеха. Конечно, важна искра, важно то, что заложено в тебе изначально. Каждый желающий звездой не станет, но и без труда над собой не обойтись.


«…ОДНОГО ТАЛАНТА МАЛО»
Дарья Захарова: Кто из русских исполнителей тебе импонирует сейчас?

Дарья Львова: Я люблю Диму Билана. Это мегаталантливый человек и очень работоспособный. Вот просто мега! К некоторым его поступкам как человека можно относиться по-разному, но как артист он прекрасен! И, кстати, он один из тех, кто бьется до последнего, чтобы выступать на любых концертах вживую! Еще мне очень нравится Леша Чумаков. Это мой друг, мы знакомы уже 8 лет и иногда встречаемся попить кофе. Я считаю, что он тоже очень талантливый, хотя он и не знает нот, то есть не учился музыке профессионально. Как и я кстати, если не считать начальную музыкальную школу. Иногда у меня возникают мысли пойти на обучение высшему музыкальному образованию, но мой руководитель говорит, что за 10 лет я выработала уже свою тональность, свое знание, и мне это не особо нужно. Но я все равно учусь. Я постоянно слушаю других исполнителей, чтобы научиться разным фишкам!

Дарья Захарова: Скажи, какие бы песни ты хотела бы исполнить, если бы выпала такая возможность

Дарья Львова: Первое, что приходит на ум – это песня Celine Dion Surrender. Там очень проникновенные слова. Я думаю, что у меня получилось бы передать смысл. И как ни странно, песня Ирины Аллегровой «Я тебя отвоюю». Кстати, на нее как раз Дима Билан сделал очень красивую кавер версию для концерта в честь юбилея Игоря Николаева.

Дарья Захарова: А ты пишешь песни сама?

Дарья Львова: Нет, ни песни, ни музыку я, к сожалению, не пишу. Я именно исполнитель. Даже иногда с мамой шучу и называю себя певичкой. Ей это не нравится. Это не значит, что я себя как-то принижаю. Нет, я знаю себе цену, просто и как-то завышать себя не собираюсь.

Дарья Захарова: Скажи, то что у публичных людей сложнее с личной жизнью – это миф или реальность?

Дарья Львова: Это абсолютно не миф. С нашим графиком сложно выстроить серьезные отношения. Ты постоянно на репетициях, гастролях, в разъездах. Твой мужчина должен либо быть из этой сферы, либо полностью принимать тебя. В нашей команде есть девочки, кто вышел замуж и родил ребенка, это не невозможно, просто сложнее. Мне часто задают вопросы: «Даша, ведь ты постоянна окружена разными успешными людьми, вы выступаете перед олигархами, почему ты ни с кем не знакомишься?» Я бы ответила, что во-первых, мне с олигархами не по пути, эту роль я не смогла бы и не хотела исполнять. А во-вторых, мы живем в таком темпе: перед концертами настраиваешься, тренируешься, выступаешь, а потом либо сразу самолет, либо поезд и только редко, редко мы все вместе ходим куда-то ужинать после выступления. Ну и тем более вне сцены мы чаще всего ходим и выглядим, как я сейчас: кеды, джинсы, толстовки, отсутствие макияжа. Куда уж тут знакомиться.



«НЕЛЬЗЯ ГОВОРИТЬ ПЛОХО О ТЕХ, КТО БЫЛ У ТЕБЯ В ПРОШЛОМ, ВЕДЬ ТАК ТЫ ОТРИЦАЕШЬ ЧАСТЬ СВОЕЙ ЖИЗНИ»

Дарья Захарова: Для тебя любовь, состояние влюбленности дает мотивацию в работе или наоборот хочется сконцентрироваться на человеке и забыть обо всем?

Дарья Львова: Для меня это мотиватор. Я постоянно думаю о человеке, даже во время выступления могу петь и представлять, как вот сейчас я закончу, зайду в номер и позвоню ему. На мою работу это не влияет. Я четко понимаю, что я должна делать.

Дарья Захарова: В твоем Инстаграм я увидела вопрос, который ты задала подписчикам, но сама не ответила. Ответь на него тут. Если бы вы знали с самого начала, что будете какое-то время по-настоящему счастливы, но затем счастье принесет вам много боли. Выбрали ли бы вы это кратковременное счастье или предпочли бы жить спокойно, не ведая ни счастья, ни печали?

Дарья Львова: Выбрала бы. И всегда выбирала. И никогда не сожалела об этом! Ты знаешь, я о всех своих молодых людях, с которыми у меня были отношения, думаю хорошо. Ведь они отдавали мне часть своей жизни, часть себя, и без этого опыта я никогда бы не стала той, кем я являюсь сейчас. Я вообще считаю, что нельзя говорить плохо о тех, кто был у тебя в прошлом, ведь так ты отрицаешь часть своей жизни! С кем-то я даже поддерживаю связь.

Дарья Захарова: Но я бы хотела сделать акцент именно на момент, согласилась ли бы ты на большое счастье, зная, что оно принесет тебе потом большую боль?

Дарья Львова: И тут я тебе отвечу да.

Дарья Захарова: Когда ты в последний раз ощущала себя счастливой?

Дарья Львова: Для меня счастье заключается в моменте. Когда едешь на своей любимой машине под красивыми облаками, едешь на любимую работу, у тебя здоровы твои близкие, играет музыка, которую ты любишь – вот в этом и есть счастье. Это на сегодняшний момент. Но для моего полного кубика-рубика мне, конечно, не хватает семьи и детей.

Дарья Захарова: Очень часто в твоих постах появляется твоя мама. Мы с тобой разговариваем 17 ноября, совсем скоро День Матери (24.11.19). Скажи, кто для тебя мама в твоей жизни?

Дарья Львова: Моя мама – это пример для меня. Я бы очень хотела быть похожей на нее! Она недавно сказала такую классную фразу. Мы гуляли, и я спросила ее:
«Мамуль, у тебя была мечта?» Она ответила:
- «Была»
- «А сейчас?»
- «А сейчас она идет рядом и задает вопросы»
Причем, знаешь, она меня не воспитывала в строгости, но готовила к жизни. Помню, что если я обижалась на ее замечания, то она говорила, что лучше ты сейчас научишься отвечать и защищать себя, чтобы потом мир тебя не обидел, чем ты вырастешь мягкая и добрая и набьешь себе шишек.




Дарья Захарова: У каждого из нас бывают минуты сомнений в себе. Были ли они у тебя, и что ты с этим делала?

Дарья Львова: Да, конечно, были. Я просто брала и делала, даже если подозревала, что будет провал. Главное – это действия. Но я думаю, что это не всем подходит. Мы все разные. Например, у тебя получилось открыть и развить свой бизнес, это не значит, что сомневающемуся в своих силах человеку нужно сказать: «Иди и открывай бизнес» и у него обязательно получится. Возможно, ему другой совет подойдет, но у меня было именно так!

Дарья: Что бы ты посоветовала сейчас девушке из Уфы, у которой хорошие вокальные данные? Что ей делать, чтобы выступать на сцене?

Дарья Львова: Если вы чувствуете в себе силы, чтобы стать артистом, поставьте перед собой цель. Чтобы было ясно, куда двигаться дальше. У всех разные амбиции. Поэтому нужно четко определить с самого начала: насколько высоко вы хотите подняться и сильно блистать. Некоторые хотят петь в барах, для других близок бэк-вокал, третьи хотят на большую сцену, четвертые любят рок и могут выступать даже на улице, пятые грезят оперой. Выбирая эту профессию, нужно понимать, что вы себе больше не принадлежите всецело, вы принадлежите публике, народу, становитесь публичным лицом, в жизнь которого будет стремиться попасть очень много желающих. Ну, а если поняли и Вас все устраивает, дерзайте!





«Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности»
Made on
Tilda